Функция печати активируется после оплаты доступа

Споры из договоров займа: комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда

Пленум Верховного Суда Республики Беларусь принял постановление от 27.06.2019 № 1 «О применении судами законодательства при разрешении споров, возникающих из договоров займа» (далее — Постановление № 1), которое обращает на себя внимание по ряду причин.

Во-первых, это первый НПА судебного толкования, полностью посвященный договору займа. До этого момента в правовой системе Беларуси имелись лишь разрозненные, единичные разъяснения по данной тематике, причем только на уровне постановлений Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь (см., в частности, п. 11–15, 20 постановления от 21.01.2004 № 1 «О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами» (далее — Постановление ВХС № 1), ч. 2 п. 16 постановления от 05.12.2012 № 12 «О некоторых вопросах рассмотрения дел, возникающих из договоров поставки товаров»). Отметим, что Постановление № 1 принято весьма своевременно, так как споры из договоров займа в судебной практике довольно распространены, а их разрешение вызывает у судей определенные сложности.

Во-вторых, Постановление № 1 имеет отношение к спорам, рассматриваемым судами в порядке как гражданского, так и хозяйственного (экономического) судопроизводства. Этот момент в Постановлении № 1 прямо не прописан (что, полагаем, нужно отнести к недочетам последнего1), но вытекает из того, что во многих пунктах данного документа (п. 1, ч. 1 п. 2, ч. 1 п. 5, ч. 1 п. 6, ч. 1 п. 7 и др.) его адресатами названы суды (тем самым, очевидно, подразумеваются любые суды, входящие в систему судов общей юрисдикции, — суды и экономического, и неэкономического профиля), а в ч. 1 п. 15 Постановления № 1 сделана прямая ссылка на нормы Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ГПК) и Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК). Распространение сферы действия Постановления № 1 на гражданское и хозяйственное судопроизводство позволит синхронизировать практику применения норм о договоре займа в рамках обоих видов правосудия.

В-третьих, как и многие иные постановления Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Хозяйственного Суда, Постановление № 1 в большинстве случаев ограничивается воспроизведением (правда, в несколько иной, более удобной для восприятия, текстуальной редакции) уже известных (действующих) юридических норм, в нашем случае — норм гражданского законодательства о договоре займа. Видимо, это позволяет акцентировать внимание судей на важности правильного применения тех или иных правовых предписаний. Вместе с тем Постановление № 1 содержит и разъяснения в «чистом» виде (то есть положения, конкретизирующие, развивающие нормы других актов законодательства), а по ряду вопросов закрепляет совершенно новые, причем далеко не всегда бесспорные, правила поведения.

Регулирование заемных отношений

В ч. 1 п. 2 Постановления № 1 отмечено, что заемные отношения регулируются не только Гражданским кодексом Республики Беларусь (далее — ГК), но и НПА Президента Республики Беларусь — Декретом от 21.12.2017 № 8 «О развитии цифровой экономики» (далее — Декрет № 8), Указом от 30.06.2014 № 325 «О привлечении и предоставлении займов, деятельности микрофинансовых организаций» (далее — Указ № 325), Указом от 05.05.2006 № 296 «Об упорядочении использования финансовых ресурсов государственных организаций и хозяйственных обществ с долей государства в уставных фондах».

При этом ч. 2 п. 2 Постановления № 1 гласит, что «в случаях, когда особенности правового регулирования отдельных видов договоров займа установлены декретом или указом Президента Республики Беларусь, нормы ГК применяются в части, не урегулированной этими законодательными актами (пункт 2 статьи 3 ГК)». По нашему мнению, соотношение актов Президента и ГК определено здесь не совсем верно. Данные НПА могут соотноситься между собой не только в том плане, что какие-то вопросы отдельных разновидностей договора займа на уровне указов (декретов) оказались неурегулированными и потому требуется применение ГК. Эти акты могут находиться друг с другом и в отношении противоречия (коллизии).

Например, согласно ч. 1 п. 1 ст. 760 ГК заемщик обязан возвратить заимодавцу такую же сумму денег или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Между тем ч. 2 п. 5.1 Декрета № 8 предусматривает, что по договору конвертируемого займа при наступлении оговоренных договором обстоятельств заемщик передает заимодавцу принадлежащие заемщику акции, долю (часть доли) в своем уставном фонде либо увеличивает уставный фонд на сумму конвертируемого займа с передачей заимодавцу акций, эмитентом которых является заемщик, или доли (части доли) в уставном фонде заемщика.

Поэтому соответствующую формулировку ч. 2 п. 2 Постановления № 1 имело бы смысл уточнить: «нормы ГК применяются в части, не урегулированной этими законодательными актами и (или) не противоречащей им». Кроме того, ч. 2 п. 2 Постановления № 1 помимо ссылки на п. 2 ст. 3 ГК стоило бы дополнить указанием также на п. 2 ст. 23 Закона Республики Беларусь от 17.07.2018 № 130-З «О нормативных правовых актах», который внес окончательную определенность в вопрос о соотношении декретов, указов и законов. Теперь, для того чтобы закон (в том числе кодекс) имел верховенство над декретом, указом, полномочия на издание декрета, указа должны быть оформлены в заключительных положениях закона. Но поскольку в заключительных положениях законов подобные предписания обычно отсутствуют, то, значит, декреты и указы будут всегда пользоваться преимуществом перед законами2.

<...>


Для просмотра текста документа получите доступ к системе.

Если Вами уже получен доступ, войдите в систему под своей учетной записью.

Демо-доступ
Оцените систему с бесплатным доступом на 1 день
Приобрести доступ
Пользуйтесь всеми преимуществами системы
Войти в систему
Войдите под своей учетной записью